FUFLOVO
БАБУШКА ВЕРА И ЕЕ ШМОТ
Рассказываем об истории вещей и их прошлой владелицы!
Click to order
Ваш заказ:
Total: 
Вы можете заказать до 5 вещей с примеркой, при оформлении доставки по адресу по Москве. Если вещи Вам не подойдут, вы оплатите только доставку. Бесплатно Вы можете забрать вещь самовывозом от метро Академическая.
Ваше имя
Ваш телефон
Удобный способ связи?
Выберите вариант доставки
На курьерскую доставку (по Москве) распространяется опция с примеркой
Ваш адрес
Заполнять при доставке по Москве и в другой город
Оставьте Ваш Email, чтобы получать информацию о скидках и акциях на сайте
Введите промокод на скидку
Промокоды можно получать оставив свой Email в графе выше
Payment method
Мы не передаем Ваши личные данные третьей стороне. Оплачивая заказ на нашем сайте с помощью банковской карты, данные Вашей банковской карты у нас не отображаются и не сохраняются. Транзакция проходит под полным контролем Тинькофф Банк. Оплата онлайн абсолютно безопасна.
AFTERGLOW
фотопроект
eng
ru
2) приятное чувство, оставшееся после чего-л., образ прошлого
*англ. (ˊɑ:ftəgləυ)
1) послесвечение
о проекте
2020 навсегда останется в нашей памяти «особенным» годом, заставившим переосмыслить ценность многих вещей — отношений, гигиены, профессий, здоровья, а главное — свободы. мы все на время потеряли свободу передвижения, право на тактильность и выражение чувств, радость совместных встреч. рамки дозволенного сузились до размеров наших квартир, возродив формат квартирников.

квартирники не раз принимали форму протеста. в России 80-х это была возможность выражения взглядов, идущих вразрез с культурной политикой строя. порой в набитой битком квартире люди ощущали себя свободнее, чем за её пределами.

чуть позже — нулевые, и домашние вечеринки наших школьных лет. родителей нет дома. первый вкус «взрослой жизни» и нарушение всех запретов.

и вот, достигнув относительной свободы действий, мы снова столкнулись с ограничениями. но теперь запретной стала роскошь человеческого общения.
фотопроект AFTERGLOW — серия портретов на воображаемой вечеринке в квартире одной сталинской пятиэтажки. здесь 35 лет назад гремел неформатный советский рок, здесь же 10 лет назад проходили мои школьные тусовки под первую магнитолу. как мы не пытались убежать от квартирников в новые форматы городской жизни, мы снова тут — и снова идём на новый круг.

это попытка связать серию повторяющихся событий с помощью фотографии, световых решений, музыки и личных историй участников. все предметы, используемые в коллажах, принадлежат этому месту. найденные на антресолях школьные записки, старые проездные билеты, любимые CD диски и вкладыши от первых кассет добавили добавили коллажам трёхмерности и усилили ностальгический флёр.

это рефлексия на тему повторяемости вещей и изменчивости пространства в зависимости от человека в фокусе. ода безвременью. прощальная вечеринка уходящего 2020 года.

саундтрек:
Enter My World by Timo Maas

фотография и продакшн:
Анастасия Шуб

коллажи:
Валерия Дунаевская и Анастасия Шуб
самые запоминающиеся — вписки на Первомайской. были и навсегда останутся. это была идеальная квартира. прокуренная кухня, песни под гитару — мы смеялись так, что болел живот. главное место, конечно, кухня. не больше 8 м², на которых помещались 20 человек. там мы были какими-то супер-родными. без секретов, без обид, без дерьма в общем. могли жить в этой квартире по 3−4 дня, с утра, с похмельем уезжать в универ и на работу, вечером возвращаться обратно. там была реально свобода от всего
Я помню обсуждения самого плохого альбома Placebo в компании интереснейших и всех таких прямо разных женщин, провокационную, но при этом весьма талантливую фотосессию, ну и, конечно же, себя – такого молоденького-молоденького, андер-18-лукинг, анти-жирненького мальчика, не изменяющего британским традициям кэжуал-вера и которому вполне к лицу готический мейк-ап, как выяснилось.
ты пытаешься угостить меня вином. музыка всегда на максимум. мы танцуем. всё начинается с хорошей музыки и обязательно уносится в рыночные отношения. ещё, конечно, балкон и сигареты. каждый раз думала, как не приходят соседи. это всегда было поздними ночами. а чёрная колонка стояла на подоконнике, где открыто окно.
Если честно, для меня вписки это что-то быстрое, не находил на них друзей и не влюблялся... Я там только напивался и ехал домой.
В какой-то момент я поймал себя на мысли, что сижу на кухне, и вокруг меня сидит 20-30 абсолютно незнакомых мне девушек, и все они лесбиянки. У меня такого раньше не было и было сначала стрёмно, а потом мы уже пели всей толпой песню Аллегровой «Шальная Императрица». Ну а в конце по всем законам таких вечеринок мы были «одной большой семьёй» и слёзно прощались друг с другом, когда кто-то из нас уходил домой.
Мы тогда знатно напились, а после того как все ушли, мы поцеловались. тогда в воздухе чувствовалась безумная свобода, счастье и любовь ко всем, кто меня окружал. К сожалению, с возрастом это куда-то пропадает.
C 2009 по 2014 я училась на строительном факультете с 3 девочками и 30 мальчиками. В студ общаге мы жили в таком же процентном соотношении. Иногда, чтобы не попасть в течение алкогольно-никотиновых рек с порогами из новых целовательно-обнимательных историй, приходилось закрываться в комнате, притворяясь без вести пропавшими или мёртвыми.
В моЁм детстве родители постоянно устраивали такую вакханалию. Я помню мамины спортивные костюмы и цветные кроссовки с фиолетовыми шнурками "Reebok". И помню старый бумбокс, который сейчас стоит на даче.
первое, что вспоминается, это тусовки, на которых я ставила музыку, и все вокруг начинают танцевать. На тусовке в подъезде я выучила первую песню на гитаре "Come as you are". И гитару первый раз взяла.
У одной знакомой отец был художником с огромной квартирой на Смоленской. Его часто не было дома, так что большую часть времени мы собирались там. Минимум мебели — матрасы вместо кроватей, голые стены — всё это было плюсом, потому что у нас не было возможности что-либо из этого испортить. огромные окна выходили на Арбат.
Тусовки под музыку Placebo и Avril Lavigne до рассвета, бесконечные танцы и много литров вина. особенный период и уникальный. Ещё Помню, как уснула на диване в 5 утра в одежде и косметике под замечательную программу гадалки-астролога Кассандры, которая была на телике.
У бывшего молодого человека в квартире устроили электронный концерт со светомузыкой, сводили пластинки, рисовали очень красивые картины на стенах, там даже оказались какие-то медийные, богемные личности. Для меня тогда это было что-то невероятное!
Обычно мои домашние тусовки заключались в посиделках дома у лучшей подруги. Мы смотрели странные ток-шоу и ели по 20 бутербродов с сыром. Но однажды одноклассница провезла через аэропорт в Россию сальвию в чайной банке, и мы оказались в компании странных малолетних людей у неЁ на квартире. Отложилось.
Именно после домашних вечеринок я больше не пью: текилу, ром, виски и ликЁры. но лучшая часть всех домашних посиделок это конечно же «домашние настойки», которые стоят в богом забытом месте в идут в ход, когда всё остальное уже выпито. Прекрасные вкуснейшие настойки от родителей.
Поцелуй прекрасного мужчины, который так и остался не подаренным по причине моего нежелания принимать столь ценные подарки. Жалеть об этом вроде бы не приходилось впоследствии.
я купил себе две бутылки красного вина под названием «Арбатское». Стоило оно 105 рублей за бутылку в магазине внизу. Кислое и совсем невкусное, но терпимее альтернатив, которые предпочитали остальные. Запомнилась только первая бутылка, а потом, конечно, отхожее место.
всё преломляется через призму времени. время оставляет следы и подсказки на кадрах. но эти снимки существуют без привязки к дате. это тонкая материя, яркая вспышка и исчезающие в темноте силуэты – наше послесвечение.